Секреты Венеции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Секреты Венеции » Архив принятых анкет » Досье на эмигранта поневоле)


Досье на эмигранта поневоле)

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

1. Имя и фамилия. Прозвище.
Валерий Райт
Сокращенно разрешает называть себя Вэлом.
Прозвище для друзей – Седой, получил за цвет волос.

2. Возраст, раса.
Человек; возраст на начало игры – самый канун семнадцатилетия.

3. Ориентация.
би, с уклоном уже сам-запутался-во-что. Время покажет.

4. Биография. Не менее 10 полных строк.
Когда-то давным-давно Валерия Райта звали просто Валерий Шишков. Но это было настолько давно, что даже сам Валерий предпочел об этом забыть. И была это совершенно среднестатистическая русская семья. Мама, воспитанная на любовных романах и любящая их, кстати говоря, до сих пор, мечтала о принце на белом «Бентли», ну, или на худой конец, «Мерседесе». Однако, когда ей перевалило за 20, все подружки переженились, а принц на горизонте так и не маячил, она быстро выскочила замуж за милого, немного неуклюжего и растяпистого будущего инженера Сергея Шишкова, который бегал за ней хвостиком с 10ого класса. Была свадьба с родственниками в оливье и пьяным тамадой, а через месяц совместной жизни молодожены объявили всем страждущим, что в семье скоро будет пополнение. Этим пополнением через 8 месяцем, слегка недоношенным, и был Валерий. До шести лет все было вполне нормально, и прилично, и «не хуже, чем у других». Этим понятием – «не хуже, чем у других» - определялась вся жизнь семьи Шишковых. Купить телевизор – непременно, чтобы «не хуже, чем у других», отправить малыша Валеру в садик – «не хуже, чем у других»…Сергей был по-настоящему влюблен в малыша, создавая ему настоящую страну по имени Детство – со штабиками на деревьях, гонками на велосипедах, приключениями а-ля «найди клад… Валерка рос смешным, мечтательным мальчишкой, влюбленным в морскую стихию и медовые краски фабрики «Луч». Но потом это совковое счастье внезапно кончилось – Сергей, единственный кормилец в семье, возвращаясь с работы, попал в страшную аварию. Мать осталась с шестилетним Вэлом на руках. Ее сказка разрушилась. Это время Валерий был предоставлен самому себе. Мать боялась выйти с ним на улицу, опасаясь, что начнут шептаться: мать-одиночка, живет на одно пособие…То, что Валера страдал по любимому отцу, что мальчик остался без отцовской поддержки, мать не волновало. У матери началась депрессия, из которой ее вовремя выручило завязавшееся знакомство на одном из тех сайтов, где богатые иностранцы ищут себе русскую жену. Наконец-то мать Валерия считала, что вытянула счастливый билет, ее не волновало, что жених был старше лет этак на двадцать, прихрамывал и воспылал нелюбовью к двенадцатилетнему пасынку. Зато у него был белый «Бентли». Не откладывая в долгий ящик, Шишковы продали квартиру и переехали в Англию. Сыграли свадьбу. Потому Валерию сменили фамилию – настаивал отчим. Хотел и имя, но мальчик закатил грандиозный скандал (первый в своей жизни), и от этой идеи отказались. Так и остался он Валерием Райтом. Шли годы. Конфронтация с отчимом становилась видна все отчетливее – слишком строптивый характер был у юноши. Это не мешало ему идеально учится в школе, великолепно рисовать…Но отчиму этого было мало, постоянные придирки изводили парню жизнь. Вэл даже пару раз сбегал из дома, ночуя под мостами или в дешевых мотелях, ночами слушая скрип дешевых кроватей и натужные фальшивые стоны страсти за стенками. Валерий за свою короткую жизнь успел связаться и с плохими компаниями, где впервые в жизни нелегально попробовал дешевое виски, отдающее спиртом, дрянные сигареты, да и вошел во вкус плотской любви. Как он в те годы не подхватил что-нибудь венерическое – одному Богу известно. Берег парня, наверное.
В какой-то момент Валерий сам решил, что достаточно эпатировать семейку и за неделю бросил пить, шляться по притонам, за полгода прочитал почти всю библиотеку мировой классической литературы и почти бросил курить. По крайней мере, теперь он нагло заимствовал дорогие сигареты отчима, продолжая отвоевывать территорию в доме. Характер парня менялся, пока Вэл не превратился в то, каким его знают сейчас.
Когда чаша терпения Райта-старшего переполнилась, тот стал ненавязчиво так намекать пасынку, что пора ему уже свинчивать отсюда, искать себе профессию и собственно университет, где этой профессии можно обучиться. В пику ли отчиму, или стремясь развить то, что окружающие называли «талантом», выбор Вэла пал на Венецианский Университет. Во-первых, далеко от дома, во-вторых, в одном из прекраснейших городов в Европе, в-третьих, современное искусство, которое Райт прямо таки жаждал изучать. Поэтому Валерий, не долго думая, собрал вещички, планируя прибыть в город на воде как раз в течение карнавала, да так, чтобы день рождения свой отпраздновать именно  там, а не под боком у отчима…

5. Внешность. Не менее 8 полных строк
Внешность.… Пожалуй, описание внешности Валерия мы будем вести сверху вниз – так же, как мы невольно, будто запрограммировано, чаще всего окидываем взглядом незнакомого нам человека. Итак, первое, что бросается в глаза при виде этого весьма любопытного индивидуума – почти белоснежные волосы, цвета серебра, вызывающие стойкую ассоциацию с сединой. Когда-то раньше стриглись достаточно коротко, однако теперь владелец наплевал на их состояние, и они прикрывают шею. Очень сильно прикрывают. Прическа – «я у мамы вместо метелочки для смахивания пыли»: вечно взъерошенные и лежащие в хаотичном беспорядке невесомые пряди, приходящие в движение от малейшего движения воздуха, что Валеру прямо скажем не радует, особенно когда волосы падают на лицо, загораживая обзор. Потом взгляд скользит ниже, отмечая светлую кожу, лицо с достаточно резкими чертами, будто выточенное из мрамора. Глаза. Огромные для юноши, поначалу кажущиеся обыкновенного, скучного светло-серого цвета…Но приглядевшись, можно увидеть мельчайшие «лучики» более темных тонов, расходящиеся от зрачка. Ободок радужки – серо-голубой, этакое «стальное индиго», темнеющий в редкие минуты гнева или раздражения. Зрачок, как правило, достаточно сильно расширен – три раза в день юноше приходится капать в глаза капли, дабы хотя б попытаться остановить стремительно падающее, как курс доллара в кризис, зрение. Из-за этого некоторые особо впечатлительные еще в России имели тенденцию считать Вэла наркоманом. Впрочем, речь не об этом. Глаза парня обрамлены совершенно не мальчуковыми, пушистыми и длинными черными ресницами, отчего кажутся еще больше. Но, поскольку чаще всего Вэл ходит, прищурив глаза (из-за постоянных капель глаза стали очень чувствительными, особенно к дневному свету), этого чаще всего незаметно. Носит очки-хамелеоны, поскольку зрение упало до -4 за год и продолжает падать. Линзы не переносит. Идем далее. Идеально прямой нос, без частенько характерных для жителей необъятной России курносинки или, наоборот, горбинки. Тонкие губы, с которых никогда не сходит легкая усмешка, зачастую волшебным образом трансформирующаяся в самую настоящую ухмылку. Правое ухо проколото в четырех  местах, назло родителям (в особенности отчиму) – две серьги на хрящике и две на мочке. В хрящик вставляются, как правило, совершенно неподходящие для этого предметы: булавки, иголки и прочая гадость. Сережки на  мочке не меняются – серебряный гвоздик с небольшим сапфиром и простое серебряное колечко, меньше сантиметра в диаметре.
После лица обратим внимание на фигуру. Телосложение Вэла можно охарактеризовать как «спирохетус дылдикус обыкновенус». Несмотря на средний рост (всего-то 178 см, подумаешь, многие гораздо выше), Валерий отличается довольно-таки дистрофичным  телосложением. Ощущение, что юноша голодал полгода, прежде чем выйти в свет. Однако, кости вроде не торчат, кожу не натягивают, на фотографию для журнала «Анорексичка» не тянет,  и слава богу. Вэл скорее изящно-хрупкий, нежели спортивно-худощавый, поджарый. Со спортом он, прямо скажем, не дружит. Но продолжим. Изящная шея, острые плечи, беззащитно выпирающие ключицы…Длинные руки с хрупкими запястьями, которые, кажется, можно сломать легким нажатием. Тонкие пальцы, в стиле «ими моют пробирки…ну, или на пианино играют». По левой руке идет татуировка, переходя на плечо и грудную клетку. Вэл все свести ее хочет - да времени нет. На среднем пальце левой руки всегда находится серебряное кольцо. В одежде Вэл тяготеет к достаточно темным цветам. Стиль, как правило: классика с легкой примесью готики, декаданса и прочих страшных слов: кители, пальто с металлической отделкой как верхняя одежда, разнообразные пиджаки, рубашки, либо белые как снег, либо черные как уголь, брюки. Очень любит безупречно-белоснежные шелковые перчатки. Иногда ходит с тростью, ему нравится сам вид человека с тростью, да и дома у него их собралась целая коллекция. Впрочем, временами Валерия переклинивает, и его не узнать: юноша начинает носить драные джинсы, яркие свитера, множество фенечек, и вообще, «здравствуй, хиппи!»
При этом фишка Вэла в том, что весь свой стиль и свою внешность он считает абсолютно вторичной и неоригинальной, однако, он сам признается, что ему плевать на это, ибо ему нравится – а остальные хоть в баню.

6. Характер. Все те же пресловутые 8 строк и более.
[ "Онегин нашего времени". Эгоист поневоле, поскольку не за кого беспокоиться кроме себя родимого, ибо свою семью он недолюбливает, в частности, считает мать слабой женщиной, а отчима просто на дух не переносит. Очень спокойный, язвительный, абсолютно на все имеет свое мнение, не любит однозначно говорит «да» или «нет», скорее обойдется какими-то обтекаемыми формулировками с двоякой трактовкой или вовсе мастерски уйдет от ответа, при этом с его лица не сходит легкая полуусмешка. Чего только не видели в ней разные люди в разное время: и угрозу, и насмешку над всем миром, и презрение, и сарказм, и ехидство, и даже не пойми откуда взявшуюся «горечь потери». Эта улыбка – всего лишь защитный механизм, щит, которым Валерий отгородился от окружающего мира, одновременно сделав ее своеобразной визитной карточкой.  Однако, стоит юноше попасть в незнакомую обстановку, и цинизм куда-то теряется, Вэлу хочется сжаться как можно незаметнее и производить поменьше шуму, но, когда парень привыкает к обстановке, все становится на свои места.При всем этом Вэл достаточно общителен, любит наблюдать за  поведением людей  и делать свои выводы. Иногда может заиграться и не заметить элементарно расставленных ловушек. Из-за общительности и дружелюбности к окружающим зачастую производит обманчиво-положительное впечатление, и лишь потом показывает всем, какой он циник, сволочь, эгоист, и вообще в речке надо таких топить, как  котят, сразу же после рождения. Но это – всего лишь третий слой души, еще одна маска, которую Вэл надел на себя после смерти отца. Но где-то глубоко внутри остался третий, самый нежный и тонкий пласт Райтовской души, где до сих пор прячется наивный, улыбчивый как солнышко, тонко чувствующий и ранимый мальчишка. Впрочем, чувствительность к окружающему миру у Вэла осталось. Вроде бы, ужасно видит, да еще и глаза вечно полуприкрыты, а при этом не можешь отделаться от впечатления, что этот юноша уже полностью оценил ситуацию вокруг, отметил про себя все, даже трепетание бабочки на кренящемся от ветра одуванчики, и даже успел заглянуть в душу. Кроме того, Валерий  вдумчив, склонен к философствованиям на различные темы. Испытывает по-детски неподдельный интерес ко всему новому, однако по прошествии времени ему  все быстро наскучивает. Очень умен и обладает феноменальной памятью.  Никогда не доходит до физического насилия, считает, что все можно разрешить словами до драки. Гораздо больше любит насилие моральное, если уж приходится. Великолепно рисует, без всяких художественных школ – просто от природы, видимо, досталось от отца.
любит: буйства стихии (дожди, грозы, ливни, снежные бураны и т.д и в том же духе), сладкое, белые розы, играть с людьми, музыку, классику, готику, романтизм и декаданс, старые книги, искать книги русских писателей на английском языке (привычка появилась с переездом в Англию) и потом читать их, серьезное кино, интеллект, компьютеры, сидеть в интернете, капучино, зеленый заварной чай, готовить, ночь, спать на свежем воздухе, кошек,  смотреть на чужую кровь и чужие моральные страдания, себя.
не любит: глупость, американский кинематограф, растворимый кофе, обывателей, обыденность, когда светит солнце, общественные пляжи, когда при нем курят, пьяных, маленьких детей, попсу, гламур, моду, фальшь.
привычки: сдувать постоянно падающие на глаза волосы, крутить что-нибудь в руке (помогает сосредоточиться).
/i]

7. Личные вещи, домашние животные, и прочее
[i]Сумка через плечо, без всяких опознавательных знаков, в ней всегда лежит альбомчик формата А5 для быстрых зарисовок, механический карандаш, коробка цветных карандашей, проверенных временем.

8. Дополнительные навыки.
Великолепно, по мнению окружающих рисует. Обладает неплохим приятным голосом, но никогда не занимался вокалом.

9. Из какого времени?.
XXI век

10. Опыт игры.
около года с уклоном в «меньше года»

11. Связь с Вами
deepress666@mail.ru
492-521-629  - ася

12. Пароль
сперли..Оо
13. Пробный пост
(с прошлой ролевой, если не устроит, прошу администрацию дать мне тему для пробного поста – мозг не варит абсолютно)
Вэл быстро засунул акрил в стол, открыл окно нараспашку, позволяя свежему, почему-то немного соленому и сырому воздуху заполнить комнату, вытягивая масляный ад.  Парень улыбнулся, после чего смачно широко зевнул, ощущая, что сонливость переполняет  его.
- Спа-а-ать.. - в голове билась единственная осмысленная мысль, набатом повторяя это единственное слово. Райт дополз до кровати, как подкошенный упал на нее, переворачиваясь на живот и крепко обнимая подушку - все-таки любимая поза для засыпания. Сознание почти сразу подхватило вещички, отправляясь куда-то далеко  надолго, и Вэл провалился в темный, немного душный и неспокойный сон. Снилась всякая белиберда, снился отчим, почему-то со свиным пятачком, снилась мать, одетая как артистка кабаре, снился темный, закручивающийся спиралью гипнотизирующий водоворот, в котором, в лучших традициях Сальвадора Дали, плавали оплавленные часы. Время от времени в сон врывались звуки хлопающей двери, из чего сквозь сон прорвалась мысль, что сосед все-таки очухался-оклемался и решил проверить территорию - а может, просто сбежал от всепоглощающей вони. Через какое-то время снова захлопали дверью, краем уха улавливался уютно-домашний шум фена, от которого в сон сразу ворвались детские воспоминания: тихий небольшой дом сталинской постройки на окраине уютного городка на берегу реки, шум советского фена "Чайка", выглядящего как белая трубка с решеткой на одном конце и проводом на другой, не то что все эти современные-новомодные фены, за стеной, в ванной, запах толстого немного пропыленного ковра. Разбросанные по ковру шахматные фигуры - пожелтевшие от времени белые и слегка облезлые черные.
- Видишь, это ферзь. - Между пальцами отца зажата фигурка. - Но иногда его еще называют королевой.
- Королевой?
- Королевой. Самая сильная фигура на доске - это она, Ее величество.
- А как же король?..
- А что король? Король - он как вдохновляющий символ. В начале игры от него толку - никакого. Но его необходимо защищать, ведь какое настоящее государство без короля, верно? А Ее величество - особа к Королю наиболее приближенная, они идеально дополняют друг друга - кажущаяся физическая сила и кажущаяся физическая немощь.
- Кажущаяся?
- Запомни сынок, в чрезмерной силе всегда кроется слабость. Королеву может съесть даже обычная пешка, если та подставится... - фигуры внезапно вновь вливаются в черно-белый водоворот, медленно вращающийся под отдаленные, звучащие с раскатистым эхом, звуки голоса отца. Папа... - одно слово почему-то словно бьет электрошоком, заставляя тело судорожно вздрогнуть, а Райта наконец-то вырваться из плена тягучих, как масляный растворитель, снов. Непонятно почему, юноша достаточно тяжело дышал, а по виску стекала почти невидимая капля пота. Сны о детстве почему-то всегда пугали Вэла, вроде бы - обычные воспоминания, а все-таки в них все шло как-то не...так. Не то. Совсем не то. В груди не теплело от таких снов, наоборот, в душу забирался леденящий холод, сковывая сердце тончайшей коркой льда.
Вэл провел рукой по лицу, пытаясь очнуться, и огляделся вокруг. В комнате никого не было, свет был выключен, абсолютно все, казалось, находилось в том же оцепенении, в котором пребывал Валерий еще минуту назад, лишь занавески легко, едва заметно колыхались от порывов ветра. Вэл подошел к окну, вдыхая ночной воздух и глядя вдаль. Было темно, только на горизонте была еле видна красная полоска, градиентом переходящая в коралловый, затем в сиреневый, затем в голубой, который постепенно уходил в глубокий, ночной, насыщенный сине-черный, украшенный россыпью сияющих звезд. Райт глянул на часы - начало шестого утра. Молодец, хорошо поспал, товарищ Правый. - Вэл отошел от окна, усевшись на стол, доставая из тумбочки черного обшарпанного ферзя, вертя его между пальцами.
- Слабость в силе, да?.. - негромко спросил он у ночной комнаты, промолчавшей в ответ.
Теперь было абсолютно непонятно, что делать. Спать не хотелось, на улицу не хотелось, сидеть перед экраном мирно гудящего бука - тоже. Поразмыслив, Вэл включил ночник, вновь устраиваясь на кровати с увесистым томом Пастернака, открывая "Доктора Живаго" и погружаясь в чтение. Сила в слабости, слабость в силе...Что это? На что это все намекает?..
Когда Вэл понял, что если немедленно не прекратит читать, точно уснет, молодому человеку пришла в голову "гениальная" идея прогуляться на утро глядя. Недолго думая, Райт встал с кровати и вышел из комнаты. не забыв прихватить ключ и скетчник с простым карандашом - на всякий случай.
14.Вопрос по сюжету
Пока нет, появятся – задам ^^
15.Ссылка, где вы нас прорекламили
http://missionhellfiresecrets.rolka.su/ … ?id=20#p94

Отредактировано Val Right (2009-09-22 16:26:46)

0

2

Val Right,
будьте добры поставить хотя бы временный аватар. А так лично у меня претензий нет.
Принятия анктеы ждите от второго администратора

0

3

Audrey Voerman,
Аватар в процессе изготовления и "ставления" =з скоро будет

0

4

Val Right, Мне анкета более чем понравилась, претензий не имею, так что добро пожаловать на маскарад, синьор!)

0


Вы здесь » Секреты Венеции » Архив принятых анкет » Досье на эмигранта поневоле)