Секреты Венеции

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Секреты Венеции » Улочки и улицы » Мост Академии (Ponte dell’Accademia)


Мост Академии (Ponte dell’Accademia)

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Самый южный из четырёх мостов в Венеции через Гранд-канал.
Назван в честь художественного музея Галереи Академии, который располагается в бывшем монастыре и здании Скуолы Гранде ди Санта-Мария делла Карита.
Мост соединяет Галерею Академии и район Сан-Марко.

http://img-fotki.yandex.ru/get/22/talimpieva.59/0_da9b_ff18232d_L.jpg

Изначально задуманный в 1488 году, мост Академии не был построен до 1854 года.
Альфред Невилл создал мост в виде оригинальной стальной конструкции.
В 1934 году архитектор Миоцци создал это временное сооружение взамен металлического моста 1854 года, который подвергался жесткой критике из-за его конструкции и использованных материалов, делавших его "слишком современным", как впрочем и Мост Скальци. Был разработан проект каменного моста, близкого по стилю к окружающим его зданиям, однако Мост Академии так и сохранил до наших дней свою деревянную конструкцию.

Из износа, в 1985 году мост был снесён и заменён новым, с сохранением конструкции и внешнего вида своего предшественника.

0

2

Он стоял в тумане над Большим каналом на старом - новом мосту Академии, соединявшем два его совершенно разных мира в одно целое.
Влажная, висящая прядями черная с легкой проседью челка  прикрывала яркие светящиеся глаза стройного крепкого парня в черных одеждах. Сильные руки сжали влажное дерево перил, которые вновь и вновь навевали  воспоминания в этот предрассветный туман февраля  на бывшего браво.
Да, он был браво, или проще - наемником. И этим занимался уже долгие столетия.
А сейчас, переходя в который раз мост, окунался в прошлое.
В то время, когда он и его погибший  старший брат, имя котрого он увековечил навсегда, были неразлучны как друзья и любовники.
"Домино" прошел еще пару шагов – деревянный мост тихо скрипнул под его уверенной крепкой, и в то же время необычно легкой, поступью. Вода канала все так же уносила тайны города Венеции, вынося их в Адриатику, туда, откуда уже никто не возвращался….

Воспоминание:
Донни вышел на каменную пристань палаццо, отправив гондольера.
Он уверенным шагом прошел по… и оказался в их огромной комнате с видом на Салюте.
- Фабио, мой мальчик, я слышал от нашего отца, что ты узнавал о той академии, где я провел самые страшные дни моей жизни. Зачем же это тебе, любовь моя?
Неужели ты хочешь повторить мой адский путь и оказаться таким же проклятым в этом городе, как и я, которого боятся власти и ненавидят жители города?

Он подошел к стоящему у огромного арочного окна юному парню со струящимися отдающими вороновым крылом волосами и приобнял его за талию. Тот молча смотрел вдаль на церковь Салюте которая белой красавицей светилась в полночи.
- Да, Донни, я спрашивал об этом, я хочу быть таким же как и ты, брат – парень ловко увернулся из крепких рук и оказался лицом к лицу с его старшим братом, зло сверкнув необыкновенно янтарного цвета глазами на его чуть смуглом прекрасном лице.
Влажные пухлые губы скривились в усмешке, и он продолжил.
- Я не хочу ни в чем тебе уступать – пойми, я хочу быть твоей копией, твоей второй половиной, твоей тенью, крадущейся вслед по улицам и каналам Венеции. Я хочу нашу любовь и гармонию отточить, словно тонкое лезвие шпаги. Я хочу, что бы мы, сливались не только как любовники в этом городе порока и лжи….
Донни тут  же усмехнулся в ответ младшему, юному и пылкому братцу и отошел от него вглубь комнаты, отбросив плащ и маску домино в сторону, и возлег полубоком на кушетку из красно - кровавого бархата.
Он смотрел на него снизу, скрестив сильные обтянутые черной шелковой тканью ноги, под которой желваками напрягались его мышцы. Его неприметная жилетка из обыкновенного вельвета с чуть серебрящегося тонкими прошитыми нитями серебряными вкраплениями из орнамента цветов и листьев, закрывала его шею и пол лица.
Фабио, а это именно был он, тот юный негодующий красавчик, уже немного успокоившийся искоса посматривал на старшего брата, с тем нежным и дерзким взглядом, коим одаривают своих кумиров ревнивцы.
- Донни… Донни… прости меня, брат... забудь об этом всем, забудь.... - он подошел к любимому и присев опустил тому на грудь голову, запуская тонкие длинные пальцы в его коротко стриженную жесткую, чуть покрытую сединой копну волос, накрывающую пристально смотрящие на него такие же сияющие огнями заката глаза.

Фабио - Донни прикрыл ресницы и мотнул головой, отгоняя морок прошлого.
Перейдя мост Академии, на котором он постоянно окунался в былое, он грациозно шагнул на набережную Сан-Марко.
Молодой мужчина, не спеша и бесшумно прошел вглубь, направляясь на площадь святого Марка.
Там его должен был ждать человек.

Площадь Сан-Марко

Отредактировано Domino (2009-07-15 22:02:40)

0

3

Отель Стерн. Номер Донни

Они шли по улице Венеции под солнцем пробивающемся сквозь небольшие испарения влаги в этот час.
Утро было тихим - толпы рассосавшиеся по своим номерам и комнатам, снимаемым у жителей города, предавались всему, чему только можно было представить. Кое-где в открытые окна раздавались вздохи стратси.
На что Донни абсолютно не реагировал - людская похоть издали никогда его не привлекала.

Подойдя к мосту Академи, на котором у него постоянно всплывали самые бурные воспоминания, он чуть придерживая за локоток девушку, направился к его центру. Скользкий от влаги мост был загадочен, как монстр ,изогнувший всою древнюю спину над Гранд Кааналом. Он остановился посередине и оперся о пропитанные росой перила, смотря на неё сквозь плывущие рваные облачка мороси.
- Здесь Мона, мой путь в страну Теней. Да.
Он поднял голову и посмотрел на нелепо светящийся фонарь, освещаемый ранним солнцем.
Его еще не погасили импульсы лучей,пробивающиеся сквозь туман, но скоро и он угаснет - медленно, автоматически, просто сработает реле освещения, и... он потухнет. Потухнет на день, что бы вечером засиять вновь над этм романтическим мостом, переплетенным узором из свай, планок и досок в архитектурное произведение.
- Когда прийдет мой срок.. я скорее всего опущусь просто у этих самых перил и более не встану.
Но это лишь видения.. они могут произойти там.., а могут произойти и тут. Как ляжет карта. Как предпишет мне судьба
.
Он задумчиво провел по деревянным перилам, они были шершавее и живее, чем те, о которые опирались они с братом.
Именно тут его брат  тайно рассказывывал ему о своем деле, облокотясь о железо странного для их времени моста.. сейчас же просто деревяшки, которую подмывали воды и которая гнила где-то внизу, отдавая сыростью в ноздри.
Тут они часами беседовали  и спорили, потому что, именно тут  было какое-то очарование между двумя мирами.
Прошлого и нынешнего : Сан - Марко и Дорсодуро...

- Я понимаю, что кажусь Вам неким оболдуем или щеголем. Но все это, те же маски.
Маски и игра. Игра и жизнь. Жизнь и смерть. Смерть и возрождение...круг ..бег по кругу..
Маски не нужны, если ты сам просто маска.. я маска своего брата.. А Вы?
Вы маска добродетели, со скрывающейся под ней маской ужаса.. но и то и другое - лишь маски.
У нас нет лиц..Мона. Мы все лишь актеры большого театра - театра с названием Венеция....

Он помотрел вдаль канала, по которому чуть вдали шла одинокая гондола, и её правящий стоял как стоик, не сепеша покачивая веслом, везя кого-то в сторону дальних палаццо, виднеющихся в мягком слое туманов....

Отредактировано Domino (2009-09-12 09:27:51)

0

4

Отель Стерн. Номер Донни

* * *
     Мона старалась держаться в тени. Если не домов, мимо которых они проходили, то  в тени Донни, который уверенным шагом шёл вперёд. Она пониже опустила поля своей шляпки на лицо и закрыла его вторым слоем вуали. Яркие лучи проснувшегося солнца, льющиеся с неба, неприятно обжигали её нежную бледную тонкую кожу. Кисти рук страдали меньше, но всё же она старалась и их тоже держать в тени
     Непременно нужно будет купить перчатки – мысленно дала себе наказ Мона, ближе прижимаясь к надёжному телу Донни, дающему тень.
     Куда они шли, её беспокоило мало. За то небольшое время, которое они провели вместе, балансируя на лезвии своих инстинктов,  она уже поняла, что может вполне доверять этому человеку, который не принесёт ей вреда. Но, даже если она ошибалась, то она могла бы многое ему простить, за что иные расплачивались своими жизнями. Её немного беспокоило то, что она не знала в полной мере, как к нему относиться. То ли как к обычному мужчине с обычными инстинктами, то ли как к полу-зверю с ранимой душой, далеко спрятанной и тщательно хранимой от сторонних посягательств. Соединить эти два типа, находящиеся в нём, доставляло ей неудобство.
     Она не могла отделаться от соблазна просто сломить его сопротивление своим неотразимым губительным даром дьявольского гипноза и заставить любить своё тело, но тогда она не сможет постичь ту ускользающую от неё хрупкую и эфемерную, призрачную грань того, что единит душу и тело в едином порыве. 
     Здесь Мона, мой путь в страну Теней. Когда прийдет мой срок.. я опущусь просто у этих самых перил и более не встану
Эти слова, сказанные в задумчивости с толикой горечи, неприятно сжали сердце Моны
     - Что Вы имеете в виду под этим? – она потрогала пальчиками перила моста, не решаясь заглянуть в его глаза и увидеть там ответ – Думаете, что Вам грозит реальная и неотвратимая опасность, которую Вы не сможете избежать однажды?   
     Она с трудом повернула к нему лицо, он смотрел на гондолу медленно скользящую по тёмной глади воды канала, взяла его руку своей, её пальчики утонули в тепле его ладони
     - Неужели, Вас ничего, совсем ничего не держит? И Вы внутренне готовы покинуть этот мир? Я тоже так всегда думала… - она отвернулась и вновь устремила взгляд на тёмную холодную воду, рябь которой маслянистыми волнами облизывала камень. Так она простояла некоторое время, ощущая, как солнце прокрадывается под вуаль, жестоко целуя её в нежные губы, на которых ещё не остыл поцелуй более нежный человека, стоявшего рядом.
     - Маски.. Жизнь состоит из череды смены масок. Я никогда не носила масок, я никогда не скрывала свою сущность, её просто не хотели видеть. Всегда видят только красивое тело и лицо, когда заглядывают глубже, если хватает ума, бывает уже очень поздно. Я не люблю играть. Но жизнь постоянно подсовывает мне всё новые и новые партии и пьесы.  Я соглашаюсь на игру, но играю по своим правилам. 

0

5

Небольшая женская рука коснулась разгоряченных пальцев, сжимающих влажные перила.
Туман окутывал все плотнее и плотнее мост - гонлодьеро скрылся в слоях росистой влаги.
Адриатика готовила один из своих влажных сюрпризов для спящей еще Венеции, и Донни это прекрасно чувствовал.
Он усмехнулся, смотря как Мона от чего- то все время сжимается и вздрагивает, словно её украдкой покалывает забытая шпилька портного в её многослойной одежде. Парень приятно ощущал то, что она пытается спрятаться именно в его тень, еще не ясную, но уже легшую пятном серости на мост. Но спросить о том, что же её  так беспокоит, он все же решился.
- Вам холодно? Что с Вами Мона? Посмотрите - солнце скоро пробьет эту морось и согреет Вас.
Не надо так судорожно дрожать - Солнце дает нам тепло и жизнь. Хотя...ммм...

Он сжал её ручку и удивился, как же она была холодна внутри. Такая горячая вчера - такая холодная сейчас.
Конечно он знал, кто около него находится, но поиграть с ней было так же приятно, как коту с маленькой мышкой, которую он не хотел задушить, да и съесть уже тоже - слишком пресытился ранее. Мона была подобна той мышке. котрая идя с ним  на улицах, не могла убежать в норку, но и рядом ей было вероятно слишком опасно находиться.  Она почему-то терялась, сжималась и судорожно хваталась за его руку. Донни это нравилось лишь с одной стороны, что она рядом и что она в нем нуждается...
- Да Мона, все мы смертны. И не важно, как произойдет это - то ли от удара кинжалом в сердце, то ли положив голову на плаху у дворца Дожей... Но смерть неминуема. Я конечно не свалюсь от нанесенного мне в один день смертельного удара, как нищий у дороги. У меня будут силы зверя, стремящегося в амоке и шоке доползти до важного ему места. И вот тогда...лишь тогда, когда обниму вновь то, что мне так дорого.. Того призрака, что сейчас стоит с нами рядом -  я закрою свои глаза... тут на этом мостике, на этой памяти моей бурной юности, той что дала мне мой роман с моим же братом.. не обессудте эти порывы - я его очень любил не только той любовью, я просто дышал с ним в унисон... так бывает, поверьте мне.
Он  вновь усмехнулся, горькой усмешкой, прикрывая ресницами пылающие глаза, просто уже бередя раны и тут же их стирая насухо. Постояв еще мгновение, посмотрев в воду, темнеющую мрачными мыслями о покое, которого он когда нибудь сильно захочет, что не будет сил терпеть - Донни обернулся к девушке. Взмахнув рукой с барсеткой, показал на ту сторону моста.
- Нам туда. В этом районе кажется и есть тот самый удивительный магазин, мимо которого я неоднократно проходил, но никогда не заглядывал во внутрь. Поговаривают, что там молодой красавец-хозяин. Но уж больно специфичен по отношению к своим клиентам. Но Вам, я думаю, он все покажет все что у него есть и расскажет что и по чем - Вы слишком красива, что бы отказать...
Донни придерживал девушку. Спускаясь в легких ботиночках на каблучке по влаге дерева она могла подскользнуться в любой момент. А это грозило бы её, слегка помятому одеянию этой ночи, еще оказаться и выпачканыму и промокшему.
Донни отпустил локоток и принял её за кончики пальцев уже на каменых плитах набережной в районе Сан-Марко и они направились искать лавку масок и кукол сеньора Лорана.
- Мона, я не знаю что Вы преследуете свершая Ваши чудовищные игры. Но поверьте, не все люди так одинаковы. Иногда Вы лишаете жизни негодяя или падшую, низкосортную девицу, но есть и допропорядочные особи. При чем то, что они видят в вас не шлюху, а просто объект их желаний, ничего нет страшного. Они влюблены, просто влюблены в Вас. И в тот час, когда добиваются Вашего расположения, то Вы, похотливо привлекая их своей красотой и вожделением этих сияющих глаз, получается - вырываете эту любовь у них вместе с сердцем... не оставляя шанс им доказать преданность Вашей персоне на всю его  жизнь. Это страшно... Но не ново.
Спросите, откуда я так много знаю о вашей сущности?? Сеньорита...

Он поправил вуаль, что бы уже начинающие лучи не попадали в её имзумрудный взгляд, и нежно провел рукой по щеке, приминая к нежной коже лица прямо с тканью шелков, что дало необъяснимый импульс очередного вожделения....
- Я браво, и я сталкивался с вампирами и ранее... в весьма пикантных ситуациях, милая моя...Вы же вампир- Мона.
Донни убрал руку и пошел вдоль набережной, сворачивая в глубь Сан-Марко.

Лавка Лорана Де Соре

Отредактировано Domino (2009-09-13 11:07:44)

0

6

* * *

     Так легко, ведя её по мосту, придерживая под руку, Донни рассказывал такие вещи, которые Мона предпочитала не затрагивать, но не потому, что вопрос её происхождения, сущности, беспокоил её, а потому, что она никогда не задумывалась о причинах этого. Как и о морально-этической стороне своего бытия, это было бы смешно. Тем более о том, что может отнимать жизни не только у похотливых развратников, конченных и никчемных, но и у людей, по его выражению «добропорядочных».    Добра и порядочности в этом мире не доставало, в котором с древнейших времён всё продавалось и покупалось, а если и встречались такие, как Матео, то дни их быстро заканчивались. Жизнь их на дух не переносила. 
     Мона искоса взглянула на уверенно идущего рядом Донни, который органично и вполне естественно вписался в эту жизнь.  Ему удавалось сочетать в себе ту особенность, которая не давала ему пасть ниц перед жизнью, но и не скатиться до вездесущего плотоядно-потребительского к ней отношения. Для этого нужно было пережить боль потери и «отрастить зубы», оставляя нетронутой червоточиной сердцевину.
     - Знаете, я никогда не делила людей по сортам. – проговорила Мона задумчиво. – Люди, есть люди, один другого не лучше и не хуже, я никогда не делала различий. Обладая некоторыми нечеловеческими способностями, что даёт мне многое превосходство, я так же обделена многими человеческими особенностями. В том числе и оценка своих действий с человеческой точки зрения.
     Его рука коснулась её лица, поправив вуаль, чтобы солнце не смело обжечь эту нежную прозрачную кожу.  В благодарность лёгкая, неестественная для Моны, светлая трогательная улыбка.
     - Один из моих родителей был человеком - мать. Я не вампир, я не живу кровью и не завишу от неё. Я – полукровка, дампир. Когда мне исполнится двадцать пять лет, я перестану стареть и у меня никогда не будет детей, возможно, начну путь к обращению в вампира. Или погибну. Скорее всего, от рук одного из них.
     Мона зябко передёрнула плечами и продолжила путь вслед за Донни по залитой зимним солнцем набережной, к счастью, оно не было столь обжигающе ярким.
     - Дело в том, что в моей крови живёт обострённое чутье на настоящих вампиров. Я могу безошибочно их обнаруживать и искусно уничтожать, но мне это не интересно. Я такой же никчемный человек, как и дампир.  Но,  сложись моя судьба по иному, если бы меня не выкрали у моей матери, скорее всего, я бы стала зарабатывать именно уничтожением вампиров, своих родичей по отцовской линии.
     Они свернули в сторону Сан-Марко. Мона, маленькая рыжеволосая девочка из прошлого с внешностью нежного эльфа и холодным сердцем убийцы, смотрела сквозь черную сетку вуали на улицы города изумрудными глазами почти взрослой женщины настоящего, так мир казался приемлемее.
     получается - вырываете эту любовь у них вместе с сердцем... не оставляя шанс им доказать преданность Вашей персоне на всю его  жизнь
     У меня не было такой возможности, никто не давал мне такого шанса и такой роскоши, как быть бескорыстно любимой. Просто, любимой. Нет… был один единственный шанс, но я его упустила
    Оставив свои мысли при себе, Мона торопилась не отстать от широких шагов Донни.

Магазин масок и костюмов "Tragicomica"

Отредактировано Mona Sophia (2009-09-14 11:23:17)

0


Вы здесь » Секреты Венеции » Улочки и улицы » Мост Академии (Ponte dell’Accademia)